В Питере скандал

На фоне проведения торгов на право размещения наружной рекламы в Санкт-Петербурге обостряются конфликты между городским комитетом по печати и местными депутатами. 

Так, лидер фракции “Справедливая Россия” в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Алексей Ковалев уже потребовал проверить работу комитета на предмет возможного нарушения закона в ходе госзакупок на размещение социальной рекламы, сообщает пресс-служба парламентария.

В запросах в комитет по госзаказу и в комитет государственного финансового контроля депутат сообщил, что социальная реклама с 2013 года размещалась в городе без проведения конкурсных процедур и заключения договоров с операторами, что является прямым нарушением закона “О рекламе”.

Кроме того, парламентарий напомнил, что по закону операторы обязаны размещать социальную рекламу в размере 5% от общего объема. А глава комитета по печати Сергей Серезлеев в публичных выступлениях утверждал, что этот показатель в Петербурге доходит до 30%. Таким образом, указывает депутат, “комитетом были нарушены нормы федерального законодательства, повлекшие за собой значительные бюджетные потери в отсутствие контроля расходования бюджетных средств”.

Сергей Серезлеев, в свою очередь, претензии депутата обоснованными не считает. «Процент вознаграждения зависит от фактических затрат, которые несет унитарное предприятие «Городской центр размещения рекламы». “В 2014 году город приступил к активной фазе демонтажа рекламных конструкций, поэтому размер вознаграждения увеличился»,— пояснил“Коммерсанту” Серезлеев.

Отметим, что петербургские депутаты не впервые обращают внимание на работу петербургского комитета по печати. Ранее проверить его деятельность несколько раз требовал депутат Максим Резник.

Конфликты вокруг работы комитета возникают на фоне проведения в Петербурге торгов на право размещения наружной рекламы. Рынок наружной рекламы в Питере с 2013 года существовал вне правового поля, конструкции участниками рынка эксплуатировались без договоров. Изначально подведение итогов конкурса было запланировано на 20 июля, однако из-за жалоб участников рынка петербургская антимонопольная служба предписала комитету по печати продлить срок приема заявок.


Увольнительный пост

Санкции и увольнения за неправильные, с точки зрения компании, посты, репосты, селфи и обсуждения в соцсетях применяются все чаще. Становится понятно, что пора четко обозначать, должна ли активность сотрудников в соцсетях соответствовать политике компании. И это вдвойне актуально для работников маркетинга и рекламы, которые часто делятся корпоративными новостями и проектами на своих личных страницах.

В этических кодексах компаний социальные сети пока упоминаются редко. В основном, говорится о неразглашении конфиденциальной информации, в том числе через соцсети, как в кодексе Сбербанка, который запрещает сотрудникам “обсуждать без согласия на публичных интернет-ресурсах информацию, связанную с деятельностью” организации.

Некоторые компании начинают регламентировать поведение сотрудников в социальных сетях, как это делают Microsoft, Citi или МТС. В Кодексе делового поведения и этики МТС подчеркивается, что ее работники должны “соблюдать определенные правила при размещении информации о компании в Интернете и при общении в социальных сетях”.

Указывая МТС в качестве места работы в своем профиле, человек автоматически начинает ассоциироваться с компанией. “…Его комментарии могут восприниматься как официальная позиция компании. Поэтому сотрудникам не рекомендуется комментировать в публичном поле действия конкурентов или регуляторов, позволять себе любые дискриминирующие или оскорбительные высказывания в адрес других пользователей”, — уточняется в этическом кодексе МТС. 

Другие компании выпускают отдельные гиды по использованию соцсетей. Например, “Правила использования социальных медиа в корпорации Intel” вводят идентификацию сотрудников (#ЯСОТРУДНИКINTEL) и даже рекомендуют писать отказ от ответственности при публикации своего мнения в соцсетях. Предлагается такой вариант: “Пост, опубликованный на этом веб-сайте, выражает исключительно мое мнение и не обязательно представляет позиции, стратегии или мнения корпорации Intel”.

Как компании справиться с угрозой неконтролируемого потока твитов и постов от сотрудников? Отвечает генеральный директор коммуникационного агентства PRT Глеб Сахрай:

“Для начала, стоит задаться вопросом – а проблема ли это вообще? Или предвестник изменений в корпоративных правилах, медиа, головах людей – когда мы научимся терпеть разницу и разделять личное мнение и политику компании. Если что-то невозможно контролировать, возможно, проще смириться. А пока есть смысл стремиться различать тонкую грань между “криком души” и “официальным заявлением”, понимая, что все, что сказано, может быть использовано против. До тех пор, по крайней мере, пока общество не привыкнет к новым медиа реалиям”.

Какими принципами руководствоваться сотрудникам при общении в соцсетях? Объясняет генеральный директор коммуникационного агентства SPN Communications Андрей Баранников:

“Кодексы использования соцсетей сотрудниками приняты в некоторых компаниях, но главный цензор – Вы сами, Ваше осознание того, что уместно, а что нет, что является основанием для выражения своей личной позиции, а где лучшая позиция – промолчать. В нашей компании принято простое правило: сотрудники вправе выкладывать новости про свои проекты и своих клиентов, но этически выдержанные по отношению к клиенту и самой компании”.

И комментирует генеральный директор агентства по связям с общественностью и социальным медиа Mint (BBDO Group) Сергей Верейкин:

“Есть только один верный способ провести грань между личным и корпоративным в соцмедиа – перестать ими пользоваться. Как только ты под настоящим именем регистрируешься в соцсети и начинаешь размещать посты, открытые для всех, ты сам превращаешь личное пространство в общественное. И твоя “стена” – это не только про тебя, но и про семью, про друзей, про близких, про дальних. И про твое место работы. Если ты открыл людям свой профиль, где указано ФИО и место работы, наснимал сотни селфи из офисного лифта, зачекинился в “великолепном настроении” на корпоративе, а потом написал что-то противоречащее политике работодателя – будь готов к последствиям”.

А как на Западе относятся к активности сотрудников в соцсетях? Рассказывает Ксения Чабаненко, основатель коммуникационного агентства А-ТАК, ex-глобальный коммуникационный директор Mail.Ru Group, сейчас работает в Кремниевой долине США: 

“Если отвечать на вопрос, можно ли на Западе писать все что угодно в своих соцсетях, то короткий ответ – да. Это можно делать и у нас, но дьявол, как всегда, в мелочах. Например, несколько дней назад моему другу после публикации своего мнения в Facebook предложили написать заявление об уходе с открытой датой. Разумеется, это случилось в России. На Западе сотруднику никогда не скажут, что какие-то санкции последовали из-за его публичной активности. В Калифорнии можно уволить просто так, одним днем и без особого разъяснения причин, но нельзя уволить за выражение своего мнения.

Наиболее опасны несанкционированные высказывания сотрудников про деятельность публичных компаний. В этом случае совершенно легитимно и корректно будет ограничивать активность сотрудников в соцсетях (и не только) по существенным вопросам. Для сотрудников должно быть прозрачно не только, чего юридически нельзя говорить на мероприятиях или публиковать в соцсетях, но и как они при желании могут поучаствовать в публичной активности компании. Самая большая ошибка, которую приходится исправлять, – это полная оторванность PR-подразделения от команды”.